Патологоанатом из «ковид»-морга: «Легкие умершего от

Патологоанатом из «ковид»-морга: «Легкие умершего от

Как проводят экспертизу умерших от COVID-19

Коронавирусная инфекция, на протяжении почти двух лет, внесла свои коррективы в привычную жизнь основной части планеты. Это новое опасное заболевание, способное в короткие сроки уничтожить человека. Под ударом находятся не только слабые здоровьем либо люди преклонного возраста, но участились случаи, когда вполне здоровый организм не справлялся с COVID-19 и наступала смерть.

Медицинские сотрудники ежедневно контактируют с десятками таких больных, но теснее всего с вирусом приходится сталкиваться патологоанатомам. Они напрямую работают с органами, пораженными ковидом, опасность заразиться здесь запредельная. Поэтому меры безопасности и соблюдение особого порядка работы с телами умерших от последствий воздействия коронавируса у врачей-патологоанатомов находятся в приоритете.

Работа в красной зоне

Перед работой с телом покойного патологоанатому необходимо досконально изучить историю болезни и сопутствующие материалы об умершем. В них содержатся данные по результатам положенных анализов, но иногда подозрения на коронавирус подтверждаются лишь после кончины и в анализах соответствующих сведений нет. Однако патологоанатому не составит труда определить наличие инфицирования, увидев состояние внутренних органов.

При подозрении на присутствие COVID тело надлежит исследовать в отдельной секции. Это специальные помещения с обособленным входом и выходом, отдельной душевой. Прежде чем войти туда, патологоанатомы одеваются в защитные костюмы, резиновую обувь, обязательно наличие масок, очков и двух пар перчаток. В секционной работает особо сильная вытяжка, притягивающая мельчайшие частицы к полу во избежание их циркуляции в воздухе, поскольку процесс вскрытия предполагает распространение брызг, капель и даже мелких фрагментов кожи.

Работать с опасным материалом допускают только трех сотрудников – санитара, доктора и лаборанта. Вскрытие производят санитар с доктором, а в обязанности лаборанта входит сбор материалов и исследование на выявление возбудителя болезни. Время нахождения лаборанта в секционной должно быть сведено к минимуму.

Особенности вскрытия, зараженного коронавирусом

Стандартное исследование предполагает извлечение органов и их изучение на специальном столе, который называется прозекторский. Санитар делает разрезы, а доктор решает, стоит ли вынимать орган или целесообразнее изучать его изнутри. Зачастую патологоанатом исследует большое количество внутренних органов, включая язык. Однако, если при первичном осмотре видны проявления коронавируса, то исследование должно производиться внутри полости, чтобы зараженные частицы не попали в воздух.

Каждый орган, с которым проводилась работа, положено фотографировать, а затем небольшую часть поместить в емкость, наполненную формалином. В некоторых случаях дополнительно берется мазок. При подозрении на COVID-19, мазок берут с лёгких, бронхов и селезёнки. Герметично упакованные палочки с мазками направляют в лабораторию на бактериологическое исследование.

Как известно, ковид способен проникать в мозг и вызвать в нем повреждения. Если в медицинских документах есть информация о поражении головного мозга, врач-патологоанатом должен вскрыть череп.

По завершении процедур тело зашивают, придают ему первоначальный вид. После этого покойного облачают в похоронную одежду и кладут в гроб.

Как коронавирус влияет на человеческие органы

Основное повреждение происходит в лёгких: они тяжелеют в несколько раз по сравнению со здоровыми, они темно-бордового цвета и ни одно другое заболевание не приводит к таким последствиям. Основная зона воздействия – лёгкие, однако могут пострадать сердце и мозг. Пораженное ковидом сердце становится дряблым.

Страх заразиться от покойного

Патологоанатом – врач не из робких и брезгливых. Но COVID – новое заболевание, досконально неизученное. Не удивительно, что при столь частых контактах с источниками распространения инфекции, опасность заразиться значительно возрастает. Врачи – тоже люди и им свойственно переживать за свое здоровье и беспокоиться. Некоторые из них замечали, что после очередного исследования у них начинался кашель, проходящий через короткое время. Вероятно, это была соматика, вызванная стрессом.

Как хоронят умерших от COVID-19

Скончавшегося от вируса положено хоронить исключительно в закрытом гробу во избежание заражения на похоронах. Разрешено взглянуть на покойного с определенного расстояния и мысленно проститься с ним. Также крышку гроба приоткрывают, чтобы родственники могли убедиться, что это их близкий, что он приведен в порядок и облачен.

Патологоанатом Игорь Малюшенков показал, во что превращаются лёгкие умерших от коронавируса

Патологоанатом Игорь Малюшенков показал, во что превращаются лёгкие умерших от коронавируса

“Все отделения красной зоны вновь оказалось переполненными. Люди поступают в больницу с тяжелыми формами заболевания. Большинство — непривитые.

Патологоанатом Игорь Малюшенков показал, во что превращаются лёгкие умерших от коронавируса

Заместитель главного врача по медицинской части Центральной городской клинической больницы Виолетта Костыркина отмечает: “У нас лечатся больные в состоянии средней тяжести, тяжёлые и крайне тяжёлые. При анализе поступивших пациентов мы видим очень маленькое количество привитых людей. Их практически нет. За сентябрь это было порядка ста человек. При том, что общее поступление было около 1500 человек”.

Патологоанатом Игорь Малюшенков показал, во что превращаются лёгкие умерших от коронавируса

Ни одного свободного места сейчас нет и в реанимации. Сюда в ста процентах случаев попадают непривитые новгородцы. Вирус четвертой волны стал агрессивнее. Период развития поражения легких сократился до трех дней, поэтому пациенты попадают в больницу уже в «запущенном» состоянии. Для неотложной помощи в ЦГКБ пришлось перепрофилировать операционный блок.

Патологоанатом Игорь Малюшенков показал, во что превращаются лёгкие умерших от коронавируса

— Сейчас мощность клиники – 500 коек. Чтобы вы понимали, в доковидное время мощность клиники была 200 коек. Задействованы все помещения, в том числе ординаторские, сестринские и столовые, — рассказывает заведующая клиникой №2 Оксана Лоле.

Для новгородки Валентины Ваньковой все самое страшное позади. Женщина признается, что прививку сделать не успела. В результате вся семья оказалась в больнице.

— Мы с мужем хотели сделать прививку, да дети отговорили. А потом все заболели. Муж и дочка в другом отделении лежат. Ещё одна дочка с внуком лечатся от ковида дома. У нас с мужем две недели температура под сорок держалась. Было очень страшно. Спасибо врачам, «вытащили». Как выйду из больницы, обязательно пойду прививаться, — пообещала пациентка.

Однако, в зоне риска уже не только пожилые или люди, страдающие хроническими заболеваниями, но и вполне здоровая трудоспособная молодежь. Она переносит заболевание крайне тяжело. И в этой борьбе за жизнь человека медики, к сожалению, не всегда одерживают победу. Поэтому на новгородский морг вновь выросла нагрузка.

Заведующий патологоанатомическим отделением Игорь Малюшенков рассказывает как ковид выводит из строя организм. Легкие превращаются в кровавую губку, а почки отказывают.

Патологоанатом Игорь Малюшенков показал, во что превращаются лёгкие умерших от коронавируса

Патологоанатом показывает емкости с образцами органов и тканей, подготовленных к дальнейшему исследованию, за последнюю неделю: «Каждая баночка – это умерший за последнюю неделю пациент. Это очень большое количество людей. Приблизительно в четыре раза больше, чем в доковидную эпоху. И три четверти здесь — умершие от ковида».

Патологоанатом Игорь Малюшенков показал, во что превращаются лёгкие умерших от коронавируса

Медики отмечают — часть заражённых вообще не подозревают, что являются не только носителями, но и распространителями инфекции. Впрочем, даже легкая форма ковида не проходит для организма бесследно. Поведение опасного вируса пока не получается предугадать, поэтому проще сделать прививку.

Патологоанатом Игорь Малюшенков показал, во что превращаются лёгкие умерших от коронавируса

Патологоанатом рассказал, что видит при вскрытии умерших от COVID-19

Патологоанатомы до сих пор не понимают патогенез, то есть механизм развития новой коронавирусной инфекции, несмотря на то, что за время эпидемии сложились взгляды на причины смерти от COVID-19. Как пишет «Доктор Питер», об этом рассказал руководитель Центра инфекционной патологии Городской больницы им. Боткина, заведующий НИО патоморфологии Центра Алмазова профессор Всеволод Цинзерлинг. По его словам, объяснить возникновение картины, которую патологоанатомы видят на вскрытии, можно «очень и очень приблизительно».

«Морфологическая картина — это, прежде всего, поражения легких, но наблюдается и частое поражение органов и тканей за их пределами, в частности, кишечника, головного мозга, надпочечников, почек, лимфатических узлов, миокарда и селезенки. Почти у всех есть коморбидный фон, часто — сахарный диабет и ожирение, есть комбинации с ВИЧ и туберкулезом».

Медик подчеркнул, что коморбидность, то есть состояние, при котором у пациента имеется два или более хронических заболевания, патогенетически связанных между собой и возникающих одновременно, играет очень важную роль.

«В некоторых случаях по чисто формальным признакам мы можем предполагать с большой долей вероятности, что ковид неблагоприятно повлиял на течение этого заболевания. У нас мало информации по ишемической болезни сердца. Не очень много, но есть данные, в том числе опубликованные в авторитетных мировых медицинских журналах, о том, что вирус способен поражать надпочечники, приводя к эндокринной недостаточности, которая на фоне тяжелого состояния пациентов остается не выявленной. У нас есть данные, что вирус влияет на органы иммунногенеза, с одной стороны приводя к иммунодефициту, а с другой стороны индуцируя аутоимунные поражения», — рассказал Всеволод Цинзерлинг.

Кроме того, по словам врача, серьезный вопрос, требующий изучения — как долго вирус SARS-CoV-2 сохраняется в организме и насколько он способен вызывать хронические формы инфекции.

Профессор также прокомментировал попытки сравнить COVID-19 и грипп. Он отметил, что коронавирус и грипп отличаются не только на уровне организма, тканей, но и на уровне поражения клеток. Однако есть и сходства.

«Но мы не можем говорить о гриппе вообще. Морфологические проявления инфекции значительно меняются в зависимости от варианта вируса гриппа, — добавил он. — В гриппе 2016 года появились черты, похожие на микроскопические изменения при ковиде. Был обнаружен новый эффект — цитопролиферативный. Это значит, что клетки мерцательного эпителия бронхов сразу не гибнут, инфекция становится более длительной, заразный период продлевается, активный период болезни длится до трех недель».

Всеволод Цинзерлинг заметил также, что почти у всех умерших от коронавируса есть тромбозы разной степени выраженности, причем на макро- и микроциркуляторном уровне, в артериях и в венах. Правда, сказал он, роль тромбозов в механизме смерти у всех разная.

Аносмию, то есть потерю обоняния и вкуса, патологоанатом объяснил возможным поражением центральной нервной системы, обонятельного мозга.

Ранее пульмонолог заявил, что на сегодняшний день в руках медиков нет точных инструментов для лечения пневмонии, вызванной новой коронавирусной инфекцией. Болезнь по-разному протекает у разных людей, одно и то же лечение может помочь одному пациенту и не дать нужного эффекта у другого.

А могли бы жить

alt=» Фото: iStock» />  Фото: iStock

Однако все еще немало тех, кто считает COVID-19 выдумкой и не верит, что от него можно умереть. Чтобы скептики могли убедиться в обратном, корреспондент «Российской газеты» отправилась в Иркутское областное патологоанатомическое бюро.

Подделать заключение — невозможно

По словам главного патологоанатома Иркутской области Людмилы Гришиной, они исследуют тела умерших от коронавируса или заболеваний, обострение которых он спровоцировал. Делается это для того, чтобы подтвердить или опровергнуть диагноз. Без вердикта патологоанатомов информация об умерших не уйдет в антиковидный оперштаб.

Фото: Илья Питалев / РИА Новости

«Прежде чем приступить к клинико-морфологическому исследованию, врач тщательно изучает историю болезни: диагноз, посмертный эпикриз, результаты прижизненных исследований, анализы, — объясняет Людмила Петровна. — И только потом — вскрытие». Сам процесс мы не видели. Но биоматериалы нам показали. Сказать, что мы были в шоке — ничего не сказать. «Пылающая» трахея ярко-красного цвета, «резиновые» легкие… «Здесь в ковиде нет сомнения», — комментирует врач. Тем не менее, легкое взвешивают — эта процедура обязательна. Фиксируется значительное увеличение массы: при норме 350-400 граммов, легкое, пораженное коронавирусом, может весить до двух килограммов.

Все эти изменения происходят из-за того, что вирус поражает альвеолярный эпителий — характерную картину Людмила Гришина показала на фото, сделанном через микроскоп. Сами альвеолы изменены, просвет заполнен экссудатом (жидкостью, которая выделяется из мелких кровеносных сосудов при воспалении). Эти нарушения приводят к кислородному голоданию и острому респираторному дистресс-синдрому (тяжелое проявление дыхательной недостаточности), на фоне которого развивается полиорганная недостаточность (нарушение функционирования). Ведь ни сердце, ни мозг, ни печень, ни почки не могут нормально работать, если не получают достаточно кислорода.

«Еще для ковида характерно изменение гемостаза, — отмечает патологоанатом. — Возникают тромбозы сосудов, тромбоэмболия легочной артерии. Все это мы тоже видим».

Фото: iStock

Однако патологическая анатомия — наука, основанная на доказательствах. Чтобы подтвердить диагноз, проводятся гистологические исследования — изучение тончайших срезов тканей под микроскопом. Фрагменты тканей трахеи, легких, селезенки отправляются в вирусологическую лабораторию. И только когда вся информация будет собрана, умерший попадает в статистику Минздрава по ковиду.

Ассистент врача-патологоанатома, проводящего вскрытие, фиксирует на фото все действия и непосредственно пораженные органы. Поэтому утаить или фальсифицировать данные исследования в патологоанатомическом бюро невозможно. COVID-19 точно есть.

Берегите себя, люди!

Многие твердят: это просто грипп такой. Скажите, организм, пораженный вирусом гриппа, выглядит так же?

Людмила Гришина: От гриппа люди тоже умирают, но значительно реже. Там мы также наблюдаем респираторный дистресс-синдром, присоединение бактериальной флоры. Опираясь на свой почти 50-летний опыт патологоанатомической работы, скажу так: ковид — совершенно новая вирусная инфекция, еще не изученная в полной мере. Но уже сейчас ясно, что она гораздо опаснее гриппа.

Фото: REUTERS/Andrew Kelly

Как вы передаете родственникам тело умершего от коронавирусной инфекции?

Людмила Гришина: Согласно протоколу, регулирующему наши дальнейшие действия в случае, если причиной смерти стала особо опасная инфекция. Обрабатываем стерилизующим раствором, помещаем в два пластиковых чехла. Гроб передается родственникам закрытым.

А себя как защищаете?

Людмила Гришина: Риск заразиться от умершего все равно есть, хоть он и не кашляет и не чихает. Патологоанатом надевает на вскрытие противочумный костюм, маску, респиратор, сапоги и тройные перчатки, в том числе особо прочные — которые невозможно случайно разрезать. Средства индивидуальной защиты у нас есть. Без них мы не будем работать.

Фото: iStock

Что бы вам хотелось сказать людям, которые ничего не боятся, никому не верят и плевать хотели на масочный режим?

Людмила Гришина: Все то же самое, что уже рассказала вам. А еще личное. Можно? Все думают, что патологоанатомы в силу своей профессии — циничные и черствые люди. Это не так. Очень больно, когда умирают люди, которые могли бы жить долго, воспитывать детей, баловать внуков.

А то, что умирают от ковида только очень пожилые и страдающие хроническими заболеваниями — заблуждение. Недавний случай: молодая женщина 28 лет, вернулась с отдыха в Крыму, а через 10 дней оказалась у нас… Жить бы да жить… Берегите себя, люди!

После этого разговора с Людмилой Петровной я возвращалась домой на такси. Водитель оказался как раз из тех, кто не верит в ковид. Без маски, конечно. Сделала замечание. Его как понесло — мол, не надо мозги людям морочить. И фонтан этот, казалось, не остановить. Тогда я нашла в смартфоне фотографии, сделанные моим коллегой в патологоанатомическом бюро. И показала — пораженные ковидом легкие, печень, сердце. Оставшийся путь до дома я ехала в гнетущей тишине.

Все материалы сюжета «COVID-19. Мы справимся!» читайте здесь.

Читайте также  Головное и обособленные подразделения: как строить
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector