Мама-инвалид, которая родила ребенка:«Врачи говорили

Мама-инвалид, которая родила ребенка:«Врачи говорили

24-летняя казахстанка стала инвалидом из-за халатности врачей в роддоме

Жительница Кокшетау по имени Айганым больше никогда не сможет стать матерью. А все из-за бездействия медиков, которые довели ее до комы, сепсиса и операции по удалению всех женских органов. Женщина в течение 50 часов не могла родить ребенка, оставаясь вне поля зрения медиков, передает ИА «NewTimes.kz». Несмотря на предстоящий суд, врачи перинатального центра города Кокшетау продолжают работать и принимать роды.

24-летняя казахстанка стала инвалидом из-за халатности врачей в роддоме

Об этой ужасной истории рассказала пользовательница Facebook Ильмира Жумат:

«Злоключения стойкой Айганым начались 7 мая 2019 года, когда 24-летняя девушка на девятом месяце беременности попала в Перинатальный центр города Кокшетау. После отхождения околоплодных вод будущая мама более 50 часов не могла родить малыша. Врачи бездействовали. Праздничные дни. И, как следствие, ухудшение состояния женщины, критическое состояние плода, сепсис и перитонит.

И даже после этого «люди» в белых халатах хотели, чтобы женщина родила самостоятельно. 10 мая после экстренного кесарева сечения Айганым родила дочь Раяну. 11 мая жалобы на плохое самочувствие и нестерпимые боли девушки врачи списали на послеродовую депрессию. Это последнее, что помнит Айганым.

Потом были 30 дней комы, клиническая смерть, отказ внутренних органов (сердце, почки, печень и легкие), операции по удалению всех женских органов, ампутации нижних и верхних конечностей, пересадка 90% кожи живота и семь месяцев с колостомой из-за лопнувшей тонкой кишки», — пишет автор поста.

По словам девушки, из-за хронического остеомиелита обеих кистей (гнойно-некротического процесса) ей до сих пор грозит частичная ампутация.

«Это страшно, когда тебя отрезают по кусочкам, говорит Айганым. Батыр кыз Айганым и ее супруг Арман благодарят врачей многопрофильной областной больницы Кокшетау, Центра материнства и детства, Национального научного онкологического центра, которые вытащили ее и ребенка с того света. Она и ее малышка выжили не благодаря, а вопреки врачам Перинатального центра Кокшетау.

Самое страшное, что те люди, которые совершили страшную врачебную ошибку, даже не извинились и не навестили девушку когда она висела на волоске от смерти», — говорится в тексте.

Суд по этому делу назначен на май. Судебно-медицинская экспертиза установила халатность со стороны только двух врачей роддома. Но, по словам независимых экспертов, ошибку совершил и хирург, проводивший кесарево сечение и не удаливший очаг перитонита.

«Айганым не ведет сборы денег и не просит помощи. Они с Арманом настоящие воины, которые хотят одного — справедливости! Чтобы виновные были наказаны. Чтобы суд был честным, открытым и беспристрастным.

Выходя замуж, Айганым мечтала получить заветную подвеску и почетное звание «Алтын алка». Но она уже никогда не сможет стать мамой, и 24-летняя молодая девушка сегодня инвалид. Но она боится, что могут пострадать и другие молодые мамы, которые, попадая в роддом, планируют выйти оттуда с детьми и здоровыми. А между тем те «врачи» продолжают работать и принимать роды», — говорится в конце поста.

«Ребенок будет как овощ»: родители ставшей инвалидом после тяжелых родов малышки обвинили врачей в халатности

В правоохранительных органах нарушений со стороны медиков не увидели.

Два с половиной года назад в семье Оленевых (фамилии и имена героев изменены — прим.ред) из Нефтеюганска родилась дочь. Событие должно было стать счастливым, если бы не тяжелые роды, вылившиеся в экстренное кесарево сечение. Малыша спасли, но оставили глубоким инвалидом. Теперь семья каждый день борется за здоровье своего ребенка, а еще за то, чтобы виновные в случившемся понесли ответственность. Но ни в одной из инстанций нарушений не видят.

Семья ждала малыша в марте. Ребенок был долгожданный, роды первые, беременность протекала без существенных осложнений — будущей маме, Юлии, по ее словам, ни разу не предлагали лечь в стационар, все предписания врачей она выполняла в полном объеме.

Все произошло в роддоме Нефтеюганской окружной клинической больницы. Фото: pixabay.

В ночь 7 марта, под праздники, начались схватки. Роженицу отвезли в родильное отделение Нефтеюганской окружной клинической больницы. Схватки были неинтенсивными, женщину осмотрели и оставили в медучреждении. 8 марта к вечеру схватки усилились. Как позже объясняла сама роженица, дежурные врачи попросили ее не переживать и идти к себе в палату. Отец ребенка предполагает, что медики просто хотели дождаться сменщиков.

— Говорят же, на праздники в больницу лучше не попадать. У нас так и получилось, — вздыхает отец ребенка Иван.

В ночь на 9 марта женщина уже не могла терпеть. Боли были сильные, она вновь пожаловалась дежурному, и ее направили на КТГ (кардиотокография, определяет частоту сердцебиения плода — прим.ред.), результаты были не в норме.

Женщине пришлось экстренно делать кесарево. Фото: pixabay.

Со схватками будущая мама мучалась до самого утра. Все это время ей ставили капельницы, делала какие-то уколы — что именно и какими препаратами сейчас рассказать она не может: тогда ей было не до того, чтобы запоминать названия.

В конце концов, только к вечеру 9 марта врачи решили, что придется делать операцию, и стали готовить роженицу к экстренному кесареву сечению… Когда Юлия пришла в себя после операции, к ней заглянул врач и сказал, что родившийся малыш, девочка, находится в крайне тяжелом состоянии и ее срочно повезли в Сургут.

— Как рассказывала жена, после родов врач зашел в палату и даже в глаза ей не смотрел. В течение семи дней наша дочь лежала в коме. В итоге врачи сказали нам так обыденно: ребенок будет как овощ, — вспоминает Иван.

Малышке поставили ДЦП, эпилепсию, выявили проблемы со зрением и стопами. Поставили первую группу инвалидности. Врачи выдали неутешительные прогнозы и попросили Оленевых набраться сил и терпения.

— Все это время мы пытаемся реабилитировать ребенка. Делаем все процедуры, которые ей можно, водим на плавание и массаж. Еще около года, до приступов эпилепсии, она пыталась вставать на ноги, сейчас она больше лежит. Когда я консультировался, мне сказали так: можешь продать квартиру, машину и все свое имущество, отправить ребенка на дорогостоящее лечение в Германию, но шансы малы, — вздыхает Иван.

Ребенок стал инвалидом. Фото: pixabay.

Параллельно с этим Оленевы решили бороться не только за здоровье ребенка, но и за справедливость. Сначала обратились к руководству роддома.

— Нам сказали, что причиной всему — инфекции, которыми болела во время беременности моя супруга. Но я общался с другими врачами в нашем городе. Они сказали, что время упустили, и нужно было более оперативно делать кесарево сечение. Что роды затянули, и только когда поменялась смена врачей, они начали делать все более оперативно, — говорит Иван.

Молодой отец решил не сдаваться и написал заявления в полицию и следственный комитет. Страхования компания «ООО Альфа-страхование — ОМС» провела экспертизу, согласно которой замечаний в проведении диагностических и лечебных мероприятий не выявила. В возбуждении уголовного дела отказали.

Нарушений в действиях медиков не увидели. Фото: читатель Блокнот.

— Я обратился к юристам. Мы стали писать жалобы на это решение. Материалы стали передавать из полиции в СК и обратно. Плюс вмешалась пандемия, дело затянулось. Сейчас назначили комплексную судебно-медицинскую экспертизу. Результаты должны были быть еще в мае 2021 года, но материалы до сих пор находятся в полиции, и посмотреть я их не могу — теперь уже потому, что сотрудник, отвечающий за них, находится в отпуске, — объясняет отец малышки.

Медицинскую экспертизу должны были провести еще в мае. Фото: читатель Блокнот.

Он настроен идти до конца и доказать, что именно по халатности медиков его ребенок стал инвалидом.

В возбуждении уголовного дела отказали. Фото: читатель Блокнот.

— Наш случай — не первый в Нефтеюганске. Да и в других городах, как я слышал, тоже часто такое бывает. Семьям начинают говорить заученные фразы про болезни во время беременности, внутриутробные инфекции и так далее. Что все проблемы у детей потом из-за этого. Не все хотят идти дальше и бороться. Но я не хочу это так оставлять и хочу сделать все возможное, чтобы виновные понесли ответственность, — говорит Иван.

Ранее «Блокнот» писал о ситуации в Казани. Там молодая мать обвинила медиков в том, что они заразили ее малыша. Женщина, по ее словам, родила совершенно здорового ребенка. Но затем по всему телу малютки пошли гнойники. Мама ребенка долгое время не решалась куда-нибудь обращаться, в силу неопытности боялась, что это может повредить новорожденному, но теперь все же поделилась свой историей.

«Родить ребенка женщине в инвалидной коляске не так уж страшно»

В 2010 году, когда Наталья Присецкая основала в столице «Катюшу», 60 москвичек с физическими ограничениями стали матерями. Об организации, помогающей родителям-инвалидам, а также о проблемах таких людей «Филантроп» поговорил с самой Натальей и с акушером-гинекологом Юлией Ильютой.

Самое трудное после перенесенной травмы или болезни – принять себя в новом статусе, статусе человека с ограниченными возможностями. Иной раз на это может уйти вся жизнь, полная внутренней борьбы. И лишь относительно немногим удается отвлечься от собственных драматических переживаний и посмотреть на мир с широко открытыми глазами. В полном смысле слова написать свою историю с чистого листа.

Травма позвоночника поделила жизнь Натальи Присецкой на две неравные части. Но трагедия не сломала женщину. Она успешный экономист, известный общественный деятель, создатель региональной общественной организации помощи матерям-инвалидам «Катюша». А главная ее роль сегодня – роль счастливой жены и молодой мамы. Эти ипостаси не противоречат, а дополняют друг друга.

Наталья Присецкая с мужем Александром

– На самом деле мне очень сильно повезло, – признается Наталья. – Во время беременности и после рождения ребенка за мной наблюдали хорошие врачи, меня поддерживала семья и многие другие люди. Вообще, у нас обычная московская семья. Мама, папа, ребенок – первый, желанный очень. С мужем Александром мы познакомились… Это была смешная такая история. У меня дома сломался компьютер. Зашла на специализированный сайт и попросила о помощи, откликнулся Александр, мы встретились. Ну а через некоторое время решили создать семью.

Но не всем так повезло. О проблемах инвалидов знаю не понаслышке, поскольку одиннадцать лет работала в региональной общественной организации инвалидов «Перспектива». Участвовала и руководила более чем 30 проектами в десятке регионов России. Последние два – вовлечение инвалидов в миротворческую деятельность на Северном Кавказе и в занятия спортом.

Потом ушла в декретный отпуск в связи с рождением дочки. И вот, когда Катя появилась на свет, мне пришла в голову идея создать организацию, которая помогала бы родителям – мамам и папам с ограниченными возможностями. И тем инвалидам, которые только собираются стать родителями. РОО «Катюша» открылась в июле 2010 года.

Главные проблемы: информация, законодательство, инфраструктура

Наша основная цель сегодня – рассказать общественности о том, что есть такая группа людей, кстати, довольно многочисленная, — продолжает Наталья. — Недавно в стране прошла перепись населения под лозунгом «России важен каждый». Мне кажется само собой разумеющимся, что нужно думать обо всех женщинах, которые хотят стать мамами. Женщины с ограниченными возможностями могут, хотят, и делают это!

Активист «Катюши» Ольга с дочерью Настей

Необходимо как можно больше говорить о том, что есть такая группа людей, что она нуждается в поддержке со стороны государства и общества. На самом деле у нас никаких особенностей нет, с точки зрения биологии все как у всех. Могут задать вопрос: зачем рожаете, нищету плодите и что-то еще. Мне кажется, в ответ должна быть продуманная политика государства, направленная на то, чтобы поддерживать любую женщину независимо от финансового положения, от социального статуса в ее желании родить стране здорового ребенка.

Еще среди наших основных задач – внедрение законодательных инициатив. В отечественном законодательстве существуют огромные пробелы, в частности по отношению к смешанным семьям. Выходит так, что если мама – инвалид, а папа – нет, то для таких семей дополнительных мер поддержки со стороны государства не существует. Например, они не входят в список подопечных для социальных служб.

Согласитесь, это очень похоже на дискриминацию. Например, Москве далеко еще до создания безбарьерной, и мама-инвалид не может самостоятельно отвести ребенка в детский сад в школу, встретить его и т.д. Хорошо, если есть бабушки, дедушки и другие родственники, которые могут помочь. А так папа должен всем этим заниматься и соответственно меньше работать, хуже обеспечивать семью.

19 августа 2011 года на совещании у премьер-министра я подняла эти вопросы. Владимир Владимирович распорядился подготовить критерии статуса «Родители (матери) с инвалидностью». И это очень важный шаг вперед. Мы уверены, что в самое ближайшее время такой статус начнет действовать, и родители с инвалидностью получат дополнительные меры социальной поддержки.

Инфраструктура — еще одна проблема. Да, в Москве сейчас много делается для создания доступной среды для людей с инвалидностью. Но, к сожалению далеко не все, а ведь это не просто удобство, а вопрос жизни и здоровья матери и будущего ребенка. Приведу пример из личного опыта. В свое время мне нужно было попасть в перинатальный центр, но прежде пришлось преодолеть лестницу. Конечно, люди помогли, но представьте, если бы меня уронили или же произошел резкий толчок. Это же очень опасно, особенно на большом сроке беременности.

Что касается медицинской инфраструктуры. В Москве есть условия для поддержки женщин с инвалидностью на базе Центра планирования семьи и репродукции под руководством профессора Марка Аркадьевича Курцера. Там по договоренности с обществом инвалидов женщина может пройти обследование, получить необходимую поддержку. Но, согласитесь, один центр в столице – это мало для такого большого мегаполиса. При этом все же ощущается острая нехватка специального оборудования. Например, сейчас сделать флюорографию человеку на коляске практически нереально. Обычную флюорографию, которую человек должен делать раз-два в год.

Помощь через интернет

— Наша организация еще очень молодая. Естественно, я не одна все это делаю, помогают девушки-волонтеры – все, как и я, в основном заняты воспитанием детей, а свободное время отдают общественной работе.

Уже сейчас к нам можно обращаться за консультацией и помощью через интернет: есть сообщество в Живом Журнале, сама я веду блоги в социальных сетях.

Кроме того, мы готовим свой информационный ресурс, где будем освещать темы беременности женщин с инвалидностью. Будут консультации юристов, врачей-педиатров и акушеров в режиме онлайн. В планах очные консультации специалистов: врачей, юристов и психологов.

Активист «Катюши» Оксана с дочерью

И, конечно же, личные истории. Например, у меня есть знакомая колясочница, которая родила троих детей и чувствует себя вполне счастливой. Мне кажется, очень важно рассказывать такие истории, чтобы врачи, государственные служащие видели, что мы не какая-то абстрактная социальная группа, а живые люди.

По своему опыту и по примеру очень многих знакомых я могу сказать, что родить ребенка женщине в инвалидной коляске не так уж страшно, как может показаться сначала. Тем более, если есть поддержка семьи, друзей. Даже просто моральная поддержка уже помогает.

Да, тяжело: есть сложности с тем, чтобы ходить на молочную кухню в поликлинику. Но все решаемо. Хочу сказать всем: это не так страшно – рожайте! Время очень быстро проходит, все трудности забываются, но когда вы обнимаете своего ребеночка, то понимаете, что он – самое главное что есть на свете. Всем трудно, так или иначе, все как-то приспосабливаются, живут, рожают. Тут главное не бояться!

Юлия Ильюта, акушер-гинеколог: У ребенка «особенных родителей» столько же шансов вырасти благополучным, как у любого другого

– Каждая семья уникальна, любые попытки обобщения схематичны,- говорит акушер-гинеколог Юлия Ильюта. – Поэтому коснуться мы можем только самых общих моментов.

Главное, что я хотела бы сказать: рожать или не рожать ребенка может решить только семья. Врачи дают рекомендации, но принимать решение – дело родителей. Ни о каких «направлениях на аборт» или «запрещениях рожать» речи идти не должно.

В идеале, любая семья должна подходить к вопросу планирования беременности ответственно. В семьях, где один или оба родителя инвалиды, этот вопрос может иметь свои особенности. Во многих случаях наличие инвалидности – не препятствие, но повод задуматься и что-то предпринять.

В первую очередь обычно обсуждается вопрос – передается ли заболевание по наследству. Стоит проконсультироваться с генетиком и взвесить шансы. Но даже в случае высокого риска повторения у ребенка патологии, родители могут принять решение рожать. Вероятность такого выбора велика в тех семьях, где родители, реализованы и не видят особенной проблемы в том, что и у ребенка будет то же заболевание.

Кроме генетики, нельзя не учитывать еще несколько моментов:

  • Каков риск, что ребенку в утробе матери повредит ее заболевание и получаемое ею лечение. Если есть возможность что-то изменить – например, заменить препараты, потенциально опасные для ребенка, снизить дозировку, перейти на немедикаментозную терапию – стоит сделать это заблаговременно. Если заранее не получилось – то при первой возможности.
  • Не усугубится ли заболевание матери во время беременности и родов настолько, что жизнь ее существенно сократится. При некоторых заболеваниях женщина может выносить и родить здорового ребенка, но вскоре после родов погибнуть сама.
  • Справится ли семья самостоятельно с воспитанием ребенка. Если физические возможности родителей существенно ограничены, стоит привлечь помощников.

В связи с рождением детей у родителей-инвалидов часто обсуждается вопрос психологической травмы ребенка — ведь он растет в семье, непохожей на другие.

На мой взгляд, проблема несколько надумана. В любящей семье, где родители ответственно подходят к воспитанию, у ребенка «особенных родителей» столько же шансов вырасти благополучным, как у любого другого.

Чтобы повысить шансы удачного исхода, любой семье к беременности и к родам стоит готовиться – и физически, и психологически. Материнство и отцовство потребует больших душевных и физических сил.

Укрепляйте здоровье, насколько это возможно – гимнастикой, плаванием, прогулками, приятным общением и полезным чтением. Узнайте все о своем заболевании и особенностях беременности при нем. Найдите врача, который поможет вам скорректировать лечение и будет вести беременность. Если есть возможность – идите на хорошие курсы для беременных, обязательно послушайте лекции – даже если вам не потребуется информация о том, как дышать во время схваток (если родоразрешение возможно только путем кесарева сечения), узнать о питании во время беременности, физиологии и психологии младенца, грудном вскармливании будет очень полезно. Да и погрузиться в атмосферу ожидания ребенка, войти в новый круг общения – бесценный опыт.

У вас будет ребёнок-инвалид: убить или родить?

Случается, что счастливая семейная пара ждёт ребёнка. Но в какой-то момент выясняется, что ему лучше не родиться, – диагноз, который ставят врачи внутриутробно, несовместим с полноценной жизнью малыша. И тут родителям предлагается выбор: родить ребёнка, зная, что он умрёт почти сразу после рождения, а если нет – то будет обречён прожить неполноценную жизнь, или прекратить неначавшиеся мучения и сделать аборт. В такой ситуации какое бы решение человек ни принял, жить с ним будет непросто. Врачи часто настаивают на втором варианте, сухо называя его прерыванием беременности по медицинским показаниям. Женщины – убийством. Нашей героине Ольге пришлось дважды принимать судьбоносное решение. Целый год она не могла говорить на эту тему. Но в надежде на то, что её история поможет кому-то пережить эту боль, решила поделиться тяжелыми воспоминаниями. Жить с этим можно. И нужно.

«Когда люди узнают, что у нас три дочери, тут же начинают шутить – «мальчика хотели, но не получился?», рассказывает Ольга. Мальчика хотели…» И мальчик у Оли был до рождения третьей дочери. Целых 13 недель. Последнюю неделю из которых его родители точно знали он никогда не родится.

Приговор

В 11 недель Ольгу направили в диагностический центр на первый скрининг для выявления хромосомных аномалий. Она спокойно легла на кушетку, врач за монитором буднично диктовала какие-то параметры плода. Ольга практически задремала. Как вдруг – тишина…

Слезы градом хлынули из глаз Ольги. Врач посмотрела на неё и сказала, что нужно срочно взять направление в областной перинатальный центр и сразу же ехать туда на УЗИ, потому что у малыша патология.

Читайте также  Акт передачи давальческих материалов

Надежда

Пулей Ольга забежала на четвёртый этаж своей больницы. В кабинет, без очереди, без стука. Это был квест, просто квест на скорость. Чем быстрее выполнишь, тем благополучнее исход. Потому что не может быть иначе!

Отчаяние

На заре семейной жизни Ольга с супругом обсуждали рождение заведомо нездоровых детей, когда будущие родители знают о диагнозе и все равно дают этим детям жизнь.

В кабинете УЗИ Ольге показали изображение на экране. Сказали, что у неё мальчик. Показали его голову и выпуклость, выходящую из головы, не меньшего размера. Объяснили, что это грыжа. И что в этой грыже уже сформировался мозжечок. Оперировать бессмысленно – часть мозга внутри. И такой диагноз не совместим с жизнью. Сразу же после родов малыш умрёт. И даже если врачи каким-то образом смогут поддержать его жизнь, то ненадолго. Всё. Теперь всё.

Сердце, которое перестанет биться

Утром, выплакав все слезы, Ольга поехала на консилиум и подписала согласие на прерывание беременности по медицинским показаниям.

«Не получаются у тебя пацаны!»

Максим привёз Ольгу рано утром в больницу. Только к 10 часам утра её определили в палату. Врач рассказала, что после получения анализов Ольге начнут давать таблетки, которые вызовут преждевременные роды. Вечером принесли первую.

Ольгу физически коробило от одного слова аборт. Она каждый раз старательно проговаривала прерывание беременности по медицинским показаниям. Потому что аборт это что-то постыдное, а её вынудили!

Ночью у Ольги начал тянуть живот. Она проснулась в крови.

Маленькими шажочками Ольга двигалась в направлении двери. Врач практически силой разжала ей ноги, и она услышала шлепок. Всё закончилось. Врач сказала: «Пол мужской, грыжа подтверждена» и куда-то ушла. Осталась медсестра. Она ходила вокруг, чем-то гремела и проговорила: «Весь вышел, поди, чистить не будут». А потом спросила, есть ли у Ольги дети. Та ответила, что есть, две дочки. Тогда медсестра хлопнула её по плечу и выдала: «Не получаются у тебя, похоже, пацаны!» И засмеялась…

Обратный отсчёт

С этого дня Ольга начала отсчитывать шесть месяцев. Это спасало её от самопоедания. Пила витамины, проходила врачей. Генетик сказала, что причина патологии развития плода случайность. Риск повторения – один на миллион. А потом во время одного из УЗИ врач вывела на экран картинку, где Ольга увидела длинную широкую полосу на рябом фоне. Доктор сказала это шрам на эпителии. Возможно, у неё больше не будет детей. К этому эпителию яйцеклетке никак не прицепиться. Некуда. Этот шрам остался после чистки. Она всё-таки была.

И вот 26 января 2019 года тест на беременность показал 2-3 недели!

13 недель беременности. Первый скрининг. Страх, что снова скажут не жилец. Все близкие успокаивали, ведь то, что произошло весной случайная мутация. Такого больше не повторится. Лучшие узисты области. Лучшее оборудование.

«Это мой выбор!»

Ольга вздрагивала от каждого телефонного звонка.

В таком состоянии прошло около недели. Ольге никто не позвонил. В идеале нужно было сдать анализ крови, который исследуют в США, точность определения патологии 99,9%. Дорого, но точно. Либо делать прокол. А это уже чревато прерыванием беременности.

Убить себя?

Очередное УЗИ. «Предположительно и наиболее вероятно, что у ребёнка кишечная непроходимость, произнесла врач. Я же с самого начала говорила там хромосомные аномалии! сердито добавила она. Почему меня не послушали, теперь только рожать».

Ольга дошла до своей машины, чтобы оставить рюкзак. И в этот момент, ни раньше, ни позже, приехал Максим. Он ничего не подозревал, просто взял её за руку, и они вместе пошли к перинатологу. На приеме врач посмотрела на результаты УЗИ и сказала: «Я не знаю, почему вас напугали, я считаю, что никаких аномалий нет, всё будет хорошо».

Здорова.

4 октября Максим привёз Ольгу в роддом. На следующее утро её прокесарили – по результатам УЗИ, плод был очень большой, около 4,5 кг.

Позже в палату к Ольге пришла женщина, врач неонатального отделения. Сказала, что её дочь обследовали. Кисты в головном мозге нет, кишечной непроходимости нет, синдром не подтвердился. Малышка здорова.

В ситуации, когда у ребёнка обнаруживаются неизлечимые пороки развития, нет правильного или неправильного решения, как нет лёгкого выбора и социального протокола. Как лучше поступить, невозможно понять со стороны. Каждая семья опирается на свои ресурсы и свои ценности. Женщина, которая соглашается на прерывание беременности, обрекает себя на постоянные метания между чувством вины и осознанием того, что иначе поступить она не могла. На подмогу чувству вины приходит общество, которое осуждающе качает головой – мол, могла бы попробовать, должна была побороться, но спасовала. Церковь, которая ни при каких обстоятельствах не благословляет на аборты. Знатоки с форумов и соцсетей, которые рассуждают о том, что Бог не даёт нам испытания серьёзнее, чем мы можем вынести. И истории о чудесных исцелениях или ошибках диагностики. Женщинам приходится переживать сложнейшее решение и его последствия. И у этих переживаний принято выделять несколько этапов. Сразу после операции женщина может почувствовать облегчение, как бы кощунственно это не звучало – больше не нужно ничего решать, всё самое страшное позади. После этого наступает стадия самооправдания – «я была вынуждена сделать это». Если не дать себе шанса оправдаться, можно дойти до депрессии. Далее наступает осознание того, что произошло. Многие воспринимают это как убийство долгожданного малыша. Чтобы пережить этот этап, необходимо признать реальность и принять на себя ответственность (не путать с чувством вины!). Злость и депрессия – это самый болезненный период, когда страдание обрушивается на женщину со всей силой. На этой стадии повышается вероятность суицида. Жизнь кажется безнадежной, внутри бушует множество негативных эмоций. В этот период есть опасность сорваться на наркотики или алкоголь в надежде заполнить ощущение пустоты и облегчить боль. Некоторые начинают сомневаться в диагнозе и раскаиваться в совершенном аборте. На этой стадии очень важна профессиональная помощь и поддержка близких людей. Порой именно близкие, как и в случае с нашей героиней, определяют судьбу. Бывает достаточно вовремя появиться, проявить искреннее участие и заботу. К сожалению, медицинская система в нашей стране редко учитывает эмоциональное состояние родителей, решившихся на прерывание беременности. Клинические рекомендации содержат лишь строчку о необходимости психологического сопровождения женщины в процессе прерывания беременности и после него, но нет четких инструкций, кто и как должен эту помощь оказывать. Сами врачи иногда не знают, как общаться с женщиной в остром эмоциональном состоянии, пытаются поддержать, говоря разные неуместные фразы, даже шутить пытаются, не понимая, что доставляют своими словами много душевной боли. Аборт – это всегда травма. И чтобы завершить выход из постабортного состояния, необходимо простить себя и других. Мало-помалу гнев, печаль и чувство вины уйдут. Отпустите эти эмоции, не дайте им вас разрушить. Не застревайте на предыдущих этапах. Но и не спешите их перепрыгнуть. Мне кажется, наша героиня поторопилась со второй беременностью, не успев пережить утрату. В результате стрессовые факторы наслоились, а переживания удвоились, что чуть не привело к трагическим последствиям. Желательно, чтобы следующая беременность наступала не ранее, чем через полтора года после аборта. Нужно успеть принять эту часть вашей жизни и опыта. Чтобы вылечить эмоциональные раны, нужно признать их существование и причину их появления. Простить себя. И жить дальше.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector